Высшее образование это мыльный пузырь?

aa

Известный американский миллиардер Питер Тиль очень критично относится к высшему образованию. По его мнению, высшее образование не дает человеку за требуемые деньги тех знаний, которые нужны ему для самореализации, для успешного построения карьеры или же бизнеса. Рекомендуем почитать тем, кто задумывается о продолжении образования. К примеру, для получения МВА. Иногда ведь пройти недорогую программу МВА в средней бизнес-школе в Европе, чем пытаться осилить дорогостоящую американскую программу.

Далее прямая речь Питерял Тиля. Кстати, о самом Питере читайте информацию в конце статьи.

«Я считаю высшее образование мыльным пузырем, причем пузырем классическим. Мы можем назвать некое явление пузырем, если значение его переоценено, и при этом все в него верят. Недвижимость была классическим пузырем, точно так же, как и доткомы в 1990-х годах — и то, и другое явно переоценивали, все в них верили, и никто не ставил эту веру под сомнение: ты был просто обязан иметь дом в 2005 году, ты был обязан вкладывать деньги в ценные бумаги доткомов в 1999-м. И возможно, что последний пузырь, оставшийся в развитых странах (не исключено, что развивающиеся рынки — сами по себе пузырь) — это высшее образование. Значение высшего образования сегодня переоценивают неимоверно.

Если попробовать объективно рассчитать его ценность, то станет ясно: люди за него сильно переплачивают. В то же время все очень искренне в него верят. По причинам психосоциального характера люди готовы влезть в огромные долги только для того, чтобы поступить в университет, потому что все так делают. Более того, с моей точки зрения, пузырь образования по ряду причин даже хуже пузыря недвижимости. Во-первых, от кредита, взятого на образование, гораздо сложнее избавиться, чем от ипотеки. Кредиты на недвижимость, как правило, без права регресса (тип кредита, обеспечивающий банку возможность возмещения убытков в случае дефолта заемщика; в частности — кредит под залог недвижимого имущества), то есть вы можете в любой момент просто отказаться от дома. С кредитами на образование все обстоит наоборот, поэтому они гораздо чаще приводят к банкротствам. Если вы берете кредит и поступаете в университет, учеба в котором не имеет никакой ценности, это по-настоящему большая ошибка.

По нашим оценкам, от 70% до 80% американских университетов не генерируют положительного эффекта от инвестиций в образование. Даже по отношению к лучшим университетам, где такой эффект в определенной степени наблюдается, уместен вопрос: «Насколько успешными были бы их студенты, если бы не получили высшего образования вообще?» Не означает ли это, что ведущие университеты занимаются только тем, что просто отбирают талантливых людей, которые добились бы успеха в любом случае? Или же они все-таки дают им полезное образование? К сожалению, этот вопрос никогда не изучался достаточно тщательно, так что в высшем образовании довольно много странностей. Когда родители вкладывают огромные деньги в образование своих детей и обнаруживают, что те возвращаются из университетов, чтобы снова жить вместе с ними, это, скажем так, не совсем то, на что родители рассчитывали.

Обсуждался вопрос о том, почему стимулирующие инвестиции не направляются в инфраструктуру, но при этом довольно большое количество денег тратится на государственное субсидирование образовательных кредитов. Главным аргументом «за» было то, что мы получаем большую отдачу от инвестиций в человеческий капитал, чем от вложений в инфраструктуру. Возможно, это действительно так, но почему в таком случае мы никак не измеряем отдачу от инвестиций в человеческий капитал? Существует твердое убеждение, что это в какой-то степени неуместно — даже просто спрашивать, а какова, собственно, эта отдача? Нас постоянно пичкают банальностями вроде: «Ну, вы знаете, высшее образование — это хорошо, оно полезно именно потому, что не учит тебя ничему конкретному; ты становишься более разносторонней личностью, более сознательным гражданином, ты учишься учиться».

Есть тенденция — уклоняться от конкретного ответа на вопрос, чему именно учат университеты. Потому что предполагаемая отдача от инвестиций в человеческий капитал во многих учебных заведениях может быть очень незначительной. Возможно, люди делают выбор в пользу выс­шего образования, несмотря на его дороговизну, просто потому, что для них это единственный способ продемонстрировать такие свои качества, как самодисциплина и интеллект? Им кажется, что рынок труда ждет от них именно этих сигналов, и университеты стали чем-то вроде паразитических организмов, научившихся извлекать прибыль, предоставляя людям сигнальный сервис. Таким образом им удалось захватить контроль над распределением почти всех или вообще всех ценностей подобного рода.

Я не хочу давать советов. Но я бы сказал, что людям, которые уже окончили школу и теперь поступают в университет либо только собираются это сделать, было бы чрезвычайно полезно задуматься, в чем именно состоит телеология образования — в чем его цель и куда оно ведет. Когда я вспоминаю, как сам посещал юридический факультет в Стэнфорде — а я по-честному прошел весь этот путь, закончив учебу в 24 года, — я не жалею, что сделал это. Но за прошедшие годы стоимость высшего образования сильно возросла, и если бы сегодня мне нужно было снова поступать в университет, решение было бы гораздо более трудным. Парадоксально, но образование сегодня стало способом избежать размышлений о собственном будущем: вместо того чтобы действительно думать и принимать решения, ты просто идешь в вуз и откладываешь эти мысли на потом.

Питер Тиль — американский бизнесмен, инвестор и управляющий хедж-фондами. Вместе с Максом Левчиным основал PayPal и был его генеральным директором. Сейчас президент Clarium Capital, хедж-фонда, занимающегося макроинвестированием и имеющий активы стоимостью около $700 млн; управляющий партнер в Founders Fund, венчурного фонда с капиталом $250 млн, который он основал вместе с Кеном Хоури и Луком Нозек в 2005 году; сооснователь и председатель инвестиционного комитета Mithril Capital Management. Тиль был первым внешним инвестором Facebook, купив в 2004 году 10,2 % его акций за $500 000; сейчас входит в совет директоров Фейсбука. В 2011 он был 293-м в списке Форбс 400 с состоянием $1.5 млрд. Живёт в Калифорнии в городе Сан-Франциско.

КОММЕНТАРИИ ФЕЙСБУК

Рекомендуем почитать

КатегорияБез рубрикиОбразование

Тэги: